Со спиннингом по спрямленным рекам

В наследство от СССР мы получили и хоро­шее, и плохое. Характерно, что у Советского Союза было много амбициозных планов. Одна идея переброски на юг стока сибир­ских рек чего стоит. Но если это начинание так и осталось нереализованным, то менее затратные проекты претворялись в жизнь без особой помпы. А они оказали изрядное влияние на карту страны.

Зачем это нужно и на что это похоже?

Река, предоставленная сама себе, живет своей естествен­ной жизнью. Ее русло, во-пер­вых, всегда в той или иной сте­пени извилисто (или, как при­нято говорить в гидрологии, «меандрировано»). Во-вторых, год от года рисунок меандра заметно меняется. С хозяй­ственно-экономической точки зрения русловые процессы создают определенные труд­ности. На судоходных реках петляющий фарватер голов­ная боль для капитанов и лиш­ние километры пути, на малых речках трактору удобнее рас­пахивать пойму, двигаясь по прямой, а не выписывая за­мысловатые фигуры.

А если русло прямое, это не грозит появлением стариц и пойменных озер, отбирающих гекта­ры земель сельхозназначения. Можно еще привести с пол­дюжины аргументов в пользу спрямления рек. Вот их и спрямляют. Точнее, больше спрямляли прежде, во време­на СССР. Позже многие про­екты такого рода останавли­вались на стадии экологиче­ской экспертизы.

А чаще на них просто не находилось де­нег. Тем не менее уже успели наспрямлять столько, что ка-налоподобные реки окружают нас со всех сторон. Если говорить о реках судо­ходных, то москвичам пре­красно известно Хорошевское спрямление, позволяющее сре­зать путь по воде в районе Се­ребряного Бора. Но мы сего­дня будем говорить о реках значительно меньшего калиб­ра. Взглянув на детальную кар­ту столичной области, можно найти на ней несколько десят ков рек и речек, значительные по протяженности участки ко­торых отображены прямыми или ломаными линиями.

В ос­новном речь идет о нижнем течении малых рек, впадающих в сравнительно большие -Москву-реку, Клязьму, Оку Выглядит это и в самом деге скорее как канал, нежели как река. Часто, помимо собственно спрямления, де­лается еще и обваловка: по обоим берегам отсыпаются два земляных вала. Вот и те­чет река по такому полу­искусственному ложу. О вся­ких там русловых процессах можно забыть на несколько десятков лет.

В каждом большом минусе надо находить маленькие плюсы

Если не принимать в расчет все те доводы, которые двига­ли людьми, санкционировав­шими спрямление, то превра­щение речки в канал это сплошной негатив. Один толь­ко удар по экосистеме чего :тоит: исчезают выдра и нор­ка, на порядок меньше стано­вится болотно-луговой дичи, снижается потенциал реки по ее самоочищению. Но нас. рыболовов, больше золнуют последствия «при­кладного» плана.

Когда река превращается из череды пле­сов, перекатов, бочагов и за водей в геометрически пра­вильный желоб, то, во-первых, выбирая место для рыбалки, не находишь, к чему тут можно привязаться. Во-вторых, пыта­ешься поставить себя на мес­то рыбы и приходишь к выво­ду, что ей тут делать особо не­чего: нет ни тихих «обраток», на которых можно отстояться, не тратя силы на борьбу с течением, ни удобных засад для хищников, ни прибрежных отмелей с редкой травкой, где обычно нагуливается малек. Короче, был бы рыбой ушел отсюда подальше и никогда бы не возвращался.

Ведь такая возможность у здешних оби­тателей почт/ зсегда есть. Однако на деле все оказыва­ется отнюд= не так уныло. В бочке дегтя можно найти хотя бы ложку меда. Уже то, что речка кажется не представ­ляющей интереса для рыбал ки, срабатывает в чисто про­тивоположном плане: рыбо­ловный прессинг на спрям­ленных участках минимален, рыбу там не «бомбят» вобле-рами и блеснами, от которых ей нет прохода в более «пер­спективных для рыбалки» мес­тах.

Ведь если компактная точ­ка очевидна, на ней то и дело, можно сказать, вахтовым ме­тодом «дежурят» люди со спиннингами. Тогда у хищника включается защитный меха­низм, вроде он продолжает на точке крутиться, но начинает безошибочно отделять всякие «железки» и «деревяшки» от настоящих, съедобных рыбок. Сами, наверное, не раз с этим сталкивались, особенно при­менительно к такому хищнику, как жерех.

А на однородной прямой «тру­бе» хищника никто не прессу­ет. И хотя концентрация его здесь в целом невысокая, пой­мать рыбу бывает проще. Именно из-за отсутствия «им­мунитета» к приманкам, ха­рактерного для сильно «за­топтанных» точек. Еще один плюс «канальных» участков речек проходимость берегов. Сапоги не нужны, до­статочно треккинговых боти­нок. Для любителя ходовой ры­балки это весьма значимый ар­гумент.

Присмотримся повнимательнее

На самом деле спрямленные участки не такие однородные, как кажется поначалу. Более или менее систематически я начал на них ловить лет 15 на­зад, а основными речками по­добного типа были для меня Гжелка и ее приток Дорка. После первых трех или четы рех рыбалок на этих речках набралась кое-какая стати­стика десятка три пойманных «хвостов» да еще примерно столько же поклевок.



Понять и объяснить их «простран­ственное распределение» у меня сразу не получалось. На каждой рыбалке я проходил один и тот же участок протя­женностью в несколько кило­метров, облавливая его прак­тически весь, но до 90% щучь­их поклевок приходилось на одни и те же четко ограничен­ные участки реки, которые, ка­залось бы, ничем от прочих мест не отличались,

Причина постоянной концент­рации щуки на компактных точках оставалась для меня загадкой до тех пор, пока я не поменял плавающий мелко­водный воблер (на который ловил все это время и не жа­ловался) на джиг, Последний (головка 3 г + небольшой тви-стер) оказался более инфор­мативным. Выяснилось, что в каждой из четырех точек, на которых всякий раз проявля­ла себя щука, была какая-то донная аномалия: или просто чуть большая, чем в среднем по реке, глубина, или про­дольная борозда под одним из берегов, или еще что-либо та­кого рода.

Масштаб этих ано­малий был близок к символи­ческому. На «нормальной» ре­ке перепад глубины в 20-30 см мы бы точно проигнорирова­ли, как проигнорировала бы его и щука, найдя себе для за­сады более выраженную бровку. На спрямленном же участке, с его «проутюжен­ным» на пару сотен метров вверх и вниз дном, щука цеп­ляется за малейший бугорок или ямку. Более того, чаще всего она здесь держится не одна, а в компании себе по­добных, которым просто боль­ше некуда податься. В ре­зультате с точки нередко сни­маешь три-четырех «хвоста» и более, что принято называть «партсобранием».

Как можно найти такие точки? Дать простой ответ на этот во­прос удается далеко не все­гда. Бывают, конечно, очевид­ные случаи, когда неглубоко, вода прозрачная, а дно светлое, поэтому с верхней пози­ции в поляризационных очках все более или менее про­сматривается: понижения дна выглядят более темными пят­нами. А в реках со значитель­ным течением донные струк­туры находят то или иное от­ражение на поверхности во­ды.

Но часто понять, что под водой есть нечто примеча­тельное, по внешним призна­кам не удается. Понимание приходит уже в процессе лов­ли, когда приманка на что-то натыкается, а если это джиг, то чуть дольше обычного за­висает, или когда в данной точке систематически слу­чаются поклевки. Понятно, что наше внимание должны привлекать не только локальные точки, которые уда­ется исследовать одним ко­ротким забросом.

При общей протяженности спрямленного участка в несколько километ­ров, его можно поделить на от­резки, отличающиеся один от другого и имеющие длину око­ло сотни или нескольких со­тен метров. Отличаться могут шириной русла, характерны­ми глубинами, количеством и видом водной растительности. Часто отличия бывают очень небольшими, но на одном от­резке хищник есть, на другом, где, возможно, имеется не со­всем та травка или скорость течения другая, нет. Но тут уже многое зависит от вида хищной рыбы, которую наме­реваются поймать.

Видовое разнообразие

На спрямленных малых реках чаще всего ловятся (в поряд­ке убывания) щука, окунь, го­лавль и жерех. Попадаются язь и судак, но скорее в виде при­лова, то есть специально на них, как правило, не охотятся. Для ловли каждой из основных четырех рыб требуются «пер­сональные» наборы приманок и специальные тактические схемы.

У рыб, обитающих в нижних участках небольших речек, впадающих в более полновод­ные, почти всегда имеется воз­можность уйти в большую ре­ку или, наоборот, подняться из нее в приток. Очень часто так и происходит, причем одни хищники более склонны к по­добным «прогулкам», другие-менее. Остановимся на каж­дом из них отдельно.

Щука

Она меньше других склонна к перемещениям туда-сюда, ес­ли говорить о не очень про­должительных периодах вре­мени, исчисляемых неделями или максимум одним-двумя ме­сяцами. Последнюю оговорку я сделал не случайно. В тече­ние больших промежутков вре­мени численность щуки в реч­ке может очень сильно ме­няться. Так, на Пехорке (а эта река в нижнем течении cnp-v-ленная) бывают «щучьи» и «бесщучьи» годы. Я готов вы­двинуть несколько версий, объясняющих такое явление, однако у меня нет уверенно­сти, что хотя бы одна из них окажется истинной. Поэтому примем это как данность.

Предположим, что вы оказа­лись на речке в тот период, ког­да щуки в ней немало. Где ее искать? Прежде всего надо по­стараться найти те самые «слабоаномальные» точки, о которых сказано выше. Сде­лать это, особенно при первом посещении речки, непросто, но если удастся найти пару-тройку таких точек, то потом можно регулярно «стричь с них купоны». Поймав в локальном месте одну или несколько щук подряд, есть все основания рассчитывать, что им на смену очень скоро придут другие.

То­чек ведь мало, и на всех «зу­бастых» их просто не хватает. «Очень скоро» может означать и пару дней, и несколько ча­сов. Поэтому, пройдя по речке в одном направлении, имеет смысл на обратном пути еще раз обловить те точки, на ко­торых были поклевки. Кстати, о направлении. Счита­ется, что при ловле хищника на небольших реках лучше пе­ремещаться вверх, то есть ло­вить по методу «апстрим». Эта истина небесспорна, и когда дело касается ловли щуки (как, впрочем, и окуня), то бо­лее оправданна тактика с пе­ремещением вниз по реке.

Во-первых, щука стоит глубже некоторых хищников, и она ме­нее пуглива. Во-вторых, часто ловите ее на джиг, причем ха­рактерные массы головок на спрямленных речках 3-5 г при забросах поперек течения вниз. Если же бросать вверх, то для сохранения полноценности джиговой проводки прииходится еще больше облегчать головки, что сказывается на дальности заброса, которая, несмотря на небольшую ширину речки, имеет значение. Короче, когда идете по реке вниз, то ловите, а вверх долавливаете.

Если вы прошли участок реки, то щука поклевками не пора­довала, есть определенный резон проделать тот же марш­рут еще раз, но уже с приманками другого типа. В боль­шинстве случаев выбирают одну из трех: джиг, воблер-миноу или «вертушку». Две по­следние приманки допускают \ в равной степени проводку как по течению, так и против, поэтому если вниз по реке вы прошли с джигом, то -на обратном пути его стоит по менять, например, на «вер­тушку».

Напомню только, что джиговые приманки на малых речках в основном работают в прохладной воде, «вертушки», наоборот, лучше себя про­являют в более теплой, минноу же занимают в некотором смысле промежуточное поло­жение. Это следует учитывать при выборе приманки. Наконец, щуку на спрямлен­ных речках можно с успехом ловить и на джеркбейты, хотя кому-то такой вариант может показаться абсурдным. Одна­ко у меня (и не только) соот­ветствующий опыт имеется, поэтому сделаю пару коротких замечаний.

Из всего много­образия джерков в нашем слу­чае интересны относительно небольшие, до 50-60 г, моде­ли, работающие в верхнем слое воды. А оптимальную схе­му облавливания можно выра­зить так: не частить и быстро перемещаться. Джерк соби­рает активную щуку, поэтому, выполнив проводку с одной точки, следующий заброс стоит делать не в 10 м от нее, а перейдя метров на 40. И так по всему участку каналооб-разной речки.

Окунь

Есть спрямленные речки, где окуня не просто много, а он за­бивает своей численностью всех прочих хищников, вклю­чая ту же щуку. А если еще размер этих речных окуней не сколько больше, чем в окрест­ных дачных прудиках, то ры­балка там становится инте­ресной.

Сказанное ранее про щуку (о привязке рыбы к самым не­большим донным аномалиям) справедливо и для окуня. Но только окуня значительно больше, а потому этих самых микроприямков или бугорков ему тем более не хватает. С другой стороны, способы охо­ты окуня разнообразнее, и он не всегда придерживается за­садного стиля, чаще гуляя по всей реке.

Впрочем, донные аномалии «полосатый» тоже любит. Как-то имела место одна любо­пытная история. Я пригласил на «канальную» речку своего знакомого, который прежде много ловил на шатурских озе­рах.

Он очень быстро подме­тил аналогию: речка схожа с озерами именно голым дном, а потому и сложностями в по­иске рыбы. В Шатуре вопрос решали известным методом: посреди ровного дна затапли­вали коряги, и через некото­рое время около них начинал ловиться хищник. То же самое мы решили проделать и на речке. Связали вместе не­сколько обрубков толстых ве­ток, утяжелили камнями и в двух местах, запомнив ориен­тиры, отправили искусствен­ные «укрытия» на дно,

Мой товарищ больше на речке не появился, а я приехал на нее примерно через месяц. И половину из десятка пойман­ных в тот день окуней снял с тех двух затопленных коряжек. Но в целом ловля окуня на спрямленных речках привязки к чему-либо не имеет. Мы про­сто перемещаемся по берегу, покидывая в воду джиг или воблер-минноу, реже что-то другое. Окунь рыба стайная, поэтому перемещения порой оборачиваются тем, что в ка­кой-то ничем не примечатель­ной точке начинаются поклев­ки буквально на каждом за­бросе. Значит, вы догнали стаю или она вас.

Голавль

Это одна из немногих рыб, для которых спрямление реки ока­зывается скорее плюсом, чем минусом. Характерна такая картина: спрямлен какой-то один участок речки, здесь го­лавля много, тогда как выше или ниже существенно мень­ше. Причина в том, что на спрямлении быстрое тече­ние и относительно твердое дно, то есть как раз то, что го­лавль любит, тогда как другие участки заиленные и более спокойные.

Ловля голавля на спрямленных речках весьма сложная, но именно поэтому и интересная. Сложность заключается в том, что голавль рыба осторож­ная и очень непросто бывает в таких условиях остаться для него незаметным. На есте­ственной речке полным-полно возможностей для собствен­ной маскировки: ивняк или вы­сокая трава по берегам, упав­шие в воду деревья и т.д.

Но когда речка прямая, а берега ее «гладко выбриты», все го­раздо сложнее. Разрез ложа реки представляет собой силь­но приплюснутую букву V, а тропинка, по которой удобно передвигаться, проходит не у самой воды, а поверху. Сверху очень хорошо видно, что про исходит в воде, но из воды происходящее над ней видно еще лучше. И если вы заме­чаете голавлей, то почти на­верняка они вас уже замети­ли.

Поэтому прицельная визу­альная ловля здесь не прохо­дит. Я не раз, разглядев с верхней позиции одного или нескольких голавлей, акку­ратно спускался к воде и за­брасывал в примеченное ме­сто, но результата это не при носило. Поэтому ловить при­ходится вслепую, что, впрочем, срабатывает очень часто. Оптимален вариант, когда уда­ется передвигаться по самой кромке воды, но все речки раз­ные, и не всегда геометрия бе­регов позволяет это осуще­ствить. Если, находясь на верх­ней позиции, вы стоите не вы­ше 1,5-2 м над водой и близко к ее урезу, то спускаться вниз необязательно, можно забрасывать и с верхней точки.

Но данная тактическая схема ра­ботает на относительно глу­боких речках, где находящая­ся ближе ко дну рыба не так хорошо обозревает окрестно­сти. Еще важный момент: воблер (а именно воблер-крэнк- самая действенная приманка) для такой ловли стоит взять чуть более глубоководный, чем если бы ловили в том же ме­сте, располагаясь на урезе во­лы. Воблер предпочтительнее сильно плавающий, со свет­лой, яркой спинкой.

Выглядит все так. С точки нужно делать в среднем два за­броса: первый поперек речки или немного вверх, второй -под углом вверх. Затем пере­меститься выше на 20-30 м и сделать два таких же заброса, Скорость проводки при поперечном забросе средняя, при забросе вверх более быстрая. В поляризационных оч­ках видна и спинка воблера, и скопления водорослей: при необходимости можно дать воблеру чуть всплыть, чтобы обой­ти траву.

Темп облова получа­ется высоким. Участок в 1 км , лается пройти минут за сорок, поклевка голавля почти всег­да бывает неожиданной. В реч­ке с естественным руслом на входе в перекат больше всего шансов ощутить резкий голавлевый «бум!», который ча­ще всего именно там и случа­ется. На спрямленной же ре­ке голавль может атаковать воблер в непредвиденном мес­те. И порой, когда облавлива­ние однообразной акватории «усыпляет», удар голавля по воблеру чем-то сродни вне­запному звонку будильника.

Впрочем, если разобраться, то поклевки «лобастого» рас­пределяются по «канальной» речке не совсем уж хаотично. Здесь, как и при ловле щуки, полезно обращать внимание на едва уловимые детали, и тогда эффективность ваших действий заметно повысится. Только детали эти в данном случае несколько иного рода. Вот случилась первая поклев­ка. Даже если она оказалась безрезультатной, все равно это вам в плюс. Запомните со­путствующие обстоятельства.

В частности, особенности ме­ста, где рыба себя проявила. Оно может быть чуть более глубоким, чем в целом по ре­ке, или наоборот менее. Го­лавль может атаковать при­манку из прибрежной травы (если так. тс запомните из какой) или когда она проходит самый глубокий профиль рус­ла. Соответственно после­дующую с ему облова надо не­много сортировать, уде пяя больше внимания именно похожим местам и методам по­дачи приманки.

Жерех

Все больше привыкли к мыс­ли, что жерех ловится там, где много воды и есть песчаные косы, перекаты, струи после плотин. И как-то не укладыва­ется в голове, что у этой рыбы может быть интерес к арыко-подобным малым речкам. А ин­терес-то у него есть, причем иногда жерех обнаруживает­ся там в таких количествах, что сразу вспоминаются протоки волжской дельты. Однако, в от­личие от Нижней Волги, пой­мать жереха, к примеру, на спрямленной Пехорке или На-ре задача, которая по силам далеко не каждому. Мне уда­валось это делать не более де­сятка раз. Правда, я не очень к тому и стремился, предпочи­тая ловить более «поклади­стых» голавля или окуня.

Но все же некоторыми наблюде­ниями, связанными с жерехом, я бы хотел поделиться. Факт своего присутствия в речке жерех, как шило в меш­ке, утаить не может. И дело тут не только в характерных всплесках (их в какие-то дни, кстати, может и не быть), но и в том, что чисто визуально сталкиваешься с этой рыбой. Жерех хотя и смотрится менее броско и заметно, чем тот же голавль (он какой-то серень­кий, без красных плавников), зато то и дело попадается на глаза, чинно и степенно про­плывая мимо. Разумеется, ста­раешься его тут же угостить приманкой, забрасывая напе­ререз или против его хода.

Но к большинству попыток соб­лазнить жереха на поклевку он остается абсолютно равнодушен. Разве что иногда на­градит приманку едва замет­ным поворотом в ее сторону, но не более того. Все это несколько странно, по­скольку, когда ловишь жере­ха визуально, но с высокого берега песчаного карьера или большой реки, жерех часто ин­тересуется приманкой и его нередко удается поймать.

Поделюсь своим небольшим положительным опытом, вклю­чив в него не только факты по­имки, но также и нереализо­ванные поклевки, что позволяет говорить пусть и о небольшой, но все же статистике. Что касается приманки, для меня было несколько стран­ным, что на столь уважаемые голавлем крэнки жереха на малых речках я поймал только одного.

Почти все остальные жереховые по­клевки были связаны либо с уокерами, либо с форелевы­ми спиннербейтами На уокеры жерех чаще реаги­ровал в тех местах, где было больше всего его всплесков. Хотя я и отметил выше, что ры­боловный прессинг на спрям­ленных речках небольшой, те участки, где отмечается замет­ная видимая активность рыбы, прессингуются довольно осно­вательно.

На точках, где жерех систематически бьет, ему уже много раз предлагали на вы­бор не один десяток всевоз­можных приманок, он ими уже успел основательно «наесться» и прекратил реагировать прак­тически на все, за исключени­ем некоторых топвотеров. Как-то в таком компактном месте мне удалось поймать на уокер двух жерехов и были еще три поклевки, Сидевший рядом местный дед с удочкой сильно удивился, сказав, что первый раз у него на глазах на точке поймали жереха, хотя «желез­ками всякими в него кидались многие».

Наконец, спиннербейт форе­левого типа(маленький и без силикона в любом его виде) -это очень эффективная при­манка при ловле самых раз­ных хищников в наших водо­емах и, как выяснилось, рав­нодушного к другим приман­кам жереха тоже. У меня бы­ло несколько эпизодов, когда я занимался перебором раз­ных приманок, но все поклев­ки жереха почему-то происхо­дили только на спиннербейт,

Лучше всего показали себя максимально простые по кон­струкции спиннербейты от Lucky Craft с небольшим лепе­стком округлой формы, соз­дающим максимальную для своего размера вибрацию и на­пряженность хода. Направле­ние забросов и последующих перемещений апстрим, про­водка в среднебыстром тем­пе, иногда с короткими вздра­гиваниями вершинки спиннин­га, от которых вращение ле­пестка немного сбивает­ся, но именно это часто провоцирует поклевку,

По материалам Константин Кузьмин

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о рыбалке: информационный сайт о ловле различных видов рыб и рыболовном ремесле